ИА «Контекст Причерноморье»
Одесса  >  Актуальные темы
УГРОЗА «БОЛЬШОЙ» ВОЙНЫ. КАК НАМ БЫТЬ С ЧЕРНЫМ МОРЕМ
15:21 / 02.07.2020
 УГРОЗА «БОЛЬШОЙ» ВОЙНЫ. КАК НАМ БЫТЬ С ЧЕРНЫМ МОРЕМ

Черноморский регион вновь оказался в центре внимания экспертов и политиков. Предупреждение бывшего командующего войсками США в Европе Бена Ходжеса о вероятном вторжении российской армии на юге Украины для обеспечения поставок воды в Крым, указ президента России о призыве резервистов на сборы, появление в Тирасполе в качестве советника главы приднестровской администрации бывшего начальника Новосибирского военного училища генерал-майора Виталия Разгонова и, наконец, намеченные на сентябрь масштабные учения «Кавказ-2020» — все эти пазлы складываются в весьма неприятную для Украины картину.

Узел и узелки

Впрочем, подобная ситуация не является уникальной. Российско-украинская гибридная война длится уже более шести лет. И все это время существует угроза «большой» войны. Но за все эти шесть лет в Украине так и не была на государственном уровне сформулирована стратегия по отношению к Черноморскому региону (как, впрочем, увы, нет у нас до сих пор ни четко прописанной стратегии деоккупации Донбасса, ни стратегии деоккупации Крыма, но это уже другая история). А регион этот, замечу, не менее важен для Украины, нежели Центральная Европа.

Конечно, не все так безотрадно. Утверждены стратегические документы, такие как Морская доктрина и Стратегия Военно-морских сил до 2035 г., проводятся украинско-румынские военные флотские учения Riverine, отрабатывается взаимодействие с кораблями НАТО, развивается военное сотрудничество с Турцией. Но... Все это скорее отдельные решения и шаги, чем элементы целостной стратегии.

В конце мая Центр анализа европейской политики (СЕРА) представил доклад под названием «Один фланг, одна угроза, одно присутствие. Стратегия для Восточного фланга НАТО» (One Flank, One Threat, One Presence. A Strategy for NATO's Eastern Flank). Среди авторов — уже упоминавшийся Бен Ходжес. В этом докладе предлагается создать форпост НАТО в Румынии и превратить его в стратегический узел.

Наверное, нет нужды объяснять, насколько важно для Украины повышенное внимание Альянса к Черноморскому региону. С оккупацией Крыма Россия вплотную приблизилась к цели превратить Черное море в «российское озеро». Да, из семи государств региона (если взять Большое Причерноморье — то из девяти) три являются членами Альянса. Но при этом вряд ли можно говорить об их консолидированной позиции как в отношении региона, так и в отношении действий России.

Если Румыния реагирует на изменившуюся обстановку увеличением военных расходов и масштабными программами перевооружения, обозначив в проекте Национальной стратегии обороны действия Российской Федерации как одну из угроз безопасности страны, то соседняя Болгария стремится получать выгоду как от членства в ЕС, так и от участия в российских энергетических проектах. Турция, как известно, старается избежать открытой конфронтации с Россией в Черноморском регионе, тем не менее сталкиваясь с ней в Ливии и Сирии. Поддерживая территориальную целостность Украины и развивая военно-техническое сотрудничество с ней, Анкара развивает прагматичные отношения и с Россией.

Один большой черноморский узел, таким образом, состоит из многих более мелких узелков, развязать которые наша страна может, лишь имея целостное видение и долгосрочную стратегию в отношении Черного моря. Причем речь идет о проактивной политике, которая строится не на ожидании поддержки со стороны НАТО и черноморских государств, входящих в Альянс, не на эксплуатации тезиса о том, что Украина защищает не столько себя, но и европейские ценности (даже при условии, что это действительно так). Украина должна сформулировать свой «черноморский интерес» и сделать его привлекательным и для союзников в регионе. Прежде всего — Румынии, Турции, Болгарии.

Украинское экспертное сообщество в последнее время представило несколько исследований, в которых дана оценка ситуации в регионе, отношения Украины со странами Причерноморья, а также рекомендации по повышению устойчивости к угрозам и рискам, исходящим в первую очередь от России.

Есть ли у вас план?

Так, на прошлой неделе Национальный институт стратегических исследований представил аналитический доклад «Российская политика в Черноморском регионе: угрозы и вызовы для Украины». Нельзя также не отметить еще одно исследование — подготовленный годом ранее группой экспертов государственных и негосударственных исследовательских центров в рамках проекта Концепции внешней политики Украины раздел, посвященный Черноморскому региону.

Эксперты НИСИ указывают, что Кремль активно стремится к признанию региона как буферного пространства, и считают, что Украина должна инициировать создание новых инструментов для эффективного противодействия планам доминирования РФ в бассейне Черного моря.

Безусловно, экономические потенциалы Украины и России несопоставимы, к тому же часть украинской территории со значительным промышленным потенциалом пребывает под российской оккупацией.

Однако, как отмечается в докладе НИСИ, развитие современных технологий, способствующих относительному удешевлению военной продукции, позволяющей увеличивать дальность и точность систем поражения, открывает возможность для Украины обеспечить сдерживание в Черном и Азовском морях, не обладая соизмеримым с российским потенциалом. Ответом Украины должно стать создание аналогичных российским собственных зон запрета и ограничения доступа (A2/AD). Основой таких зон будет ударное ракетное вооружение наземного и морского базирования, системы анализа надводной и воздушной обстановки.

Соответственно, военно-морская составляющая становится одним из важнейших элементов в отношениях Украины как с НАТО и США, так и со странами Черноморского бассейна. Для этого предлагается реализовать комплекс мер, направленных на повышение нашего оборонного потенциала и противодействие попыткам России превратить Черное море в «серую» зону:

- предложить НАТО рассмотреть возможность привлечения Украины к разработке Стратегии Альянса в Черноморском регионе, а также активизировать участие Украины в мероприятиях по оценке ситуации безопасности в регионе;

- активизировать сотрудничество с США, Великобританией, Францией, Германией, Канадой, Польшей, другими странами по дальнейшему развитию ВМС Украины: пополнение боевого состава кораблями и средствами, обучение и подготовка личного состава, разработка стратегий, программ, планов применения;

- при проведении консультаций с США и заинтересованными странами НАТО активно ставить вопрос важности расширения их военно-морского присутствия в Черном море;

- инициировать создание постоянного военно-морского соединения (ВМС Украины, Румынии и Болгарии) для совместного патрулирования в Черном море. Как вариант — ввести здесь специальный военно-морской формат «операции по поддержанию свободы судоходства» для патрулирования международных морских путей;

- обеспечить постоянный мониторинг ситуации безопасности на Черном и Азовском морях. С целью предотвращения военных инцидентов и ради снижения напряженности инициировать создание специализированного форума для представителей военно-морских сил государств региона (как пример, в Венеции с 1996 г. функционирует Regional Seapower Symposium для Средиземного и Черного морей);

- продвигать в повестку дня ОБСЕ создание специальной группы по вопросам Черного и Азовского морей (как аналог Балтийской группы ОБСЕ), цель работы которой будет заключаться в мониторинге ситуации и выработке кодекса поведения с целью предупреждения военных инцидентов;

- обратиться к Международной морской организации с предложением ввести постоянный мониторинг свободы судоходства в акваториях Черного и Азовского морей.

Подобные инициативы должны быть дополнены мерами по развитию двусторонних отношений со странами Черноморского региона. Здесь особо стоит выделить необходимость формирования консолидированной позиции с Грузией и Молдовой как государствами, которые пострадали от российской агрессии. Сегодня каждый из конфликтов, инициированных Россией на территории трех черноморских государств, пытаются решить по отдельности. Такое положение, со всей очевидностью, выгодно России, хотя и Крым с Донбассом, и Южная Осетия, и Абхазия, и Приднестровье, несмотря на специфику, есть проявления одной и той же гибридной агрессии.

Сутью консолидированной политики должен стать обмен опытом реализации политики деоккупации и реинтеграции, решение проблем внутренне перемещенных лиц, взаимная поддержка требований по выводу российских войск и вооружений (а в Приднестровье — еще и смена формата миротворческой миссии с военной на гражданскую под контролем международных структур). Безусловно, в настоящий момент формированию такой консолидированной позиции препятствует внутриполитическая ситуация в перечисленных странах, однако не стоит забывать, что речь идет о долгосрочном стратегическом приоритете.

Именно такие приоритеты должны определять политику Украины в Черноморском регионе. Впрочем, сегодня стоит задача не менее важная и не менее сложная — трансформировать экспертные рекомендации в практические действия.

Артем Филипенко — заведующий сектором исследований Южного региона НИСИ

Источник


Комментарии

Нет комментариев
Контрольный код:
 
введите, пожалуйста, буквы, которое вы видите слева
Ваше имя: *
Ваш e-mail:
Комментарий: *

© 2005—2020 Информационное агентство «Контекст-Причерноморье»
Свидетельство Госкомитета информационной политики, телевидения и радиовещания Украины №119 от 7.12.2004 г.
Использование любых материалов сайта возможно только со ссылкой на информационное агентство «Контекст-Причерноморье»
© 2005—2020 S&A design team / 0.060
Перейти на полную версию сайта