ИА «Контекст Причерноморье»
Одесса  >  Актуальные темы  >  Международные отношения
ВИД НА ВАШИНГТОН ИЗ КИЕВА. КТО ЕСТЬ КТО В «УКРАИНАГЕЙТЕ»
15:59 / 05.11.2019
Международные отношения

Перечень фигурантов дела о попытке Дональда Трампа использовать Украину в избирательной гонке стремительно разрастается, хотя на Банковой об этом предпочитают не распространяться. Этот справочник поможет в них не запутаться.

Ежедневные допросы в Конгрессе США по поводу «Украинагейта» наполняют ленты новостей новыми именами американских чиновников, малознакомыми украинскому читателю. Наступила пора создать небольшой «путеводитель» по основным фигурантам скандала, чтобы украинская аудитория могла быстрее ориентироваться в новой информации. Ведь обилие новых имен может запутать любого, кто не отслеживает американские политические процессы ежеминутно. Поэтому «ДС» составила небольшой справочник по нововыявленным фигурантам «Украинагейта», чтобы читатели могли сами соотносить должности фигурантов с их возможностями влиять на политический процесс.

Мы сознательно не будем останавливаться на самых значительных фигурах вроде Дональда Трампа, Владимира Зеленского, Майка Помпео или Рудольфа Джулиани. Во-первых, все и так знают, кто они. Во-вторых, информация об их роли пополняется с каждым днем и каждым новым свидетелем, которого допрашивает Конгресс. В-третьих, Банковая почти успешно делает вид, что ничего «такого» не произошло и никаких расследований официально не проводит, так что в ближайшее время не видится смысла в исследованиях фигурантов скандала со стороны Украины, тем более что в «родных» чиновниках наш читатель ориентируется лучше, чем в американских.

Но даже при всех этих ограничениях мы можем представить читателям список фамилий, за которыми будет весьма интересно следить в контексте «Украинагейта» и его влияния как на процедуру импичмента, так и на президентские выборы в США в следующем году (последовательность фигурантов в списке никак не связана с их влиянием на «Украиногейт», тем белее что оно может оказаться совсем не таким, как видится на данный момент).

Джон Болтон — бывший советник президента США по национальной безопасности (с 9 апреля 2018 по 10 сентября 2019 гг.). Его можно было бы пока оставить за скобками, как и его бывшего шефа, ведь о его роли в «Украинагейте» стало известно недавно и, скорее всего, в ближайшее время станет известно намного больше (уже даже прошли слухи, что именно он и стал одним из информаторов-жалобщиков, «заваривших кашу»). Но, во-первых, незадолго до своей отставки (в конце августа, то есть еще до выхода скандала в публичную плоскость, но уже после телефонного разговора Зеленского с Трампом) он посещал Киев и встречался с Владимиром Зеленским. Так что многим (в первую очередь конгрессменам-демократам) будет интересно узнать, не просил ли его Трамп в ходе этого визита подтолкнуть президента Украины к активизации в «деле Бурисмы». А во-вторых, и это более важно, Болтон был в курсе многих аспектов попыток повлиять на Украину, но при этом был их жестким противником, старался от них максимально дистанцироваться («Я не участвую в какой-либо сделке с наркотиками, которую готовит Джулиани, — говорил он) и даже называл Джулиани «ручной гранатой, которая может нас всех отправить к праотцам». Об этом и роли многих других фигурантов скандала рассказала на допросе в Сенате бывшая сотрудница аппарата Болтона Фиона Хилл.

Фиона Хилл — экс-помощница советника президента США по национальной безопасности Болтона, бывшая сотрудница Совета по национальной безопасности, эксперт по европейским и евразийским делам, которая уволилась незадолго до памятного телефонного разговора. Но в ходе 10-часового допроса в Конгрессе она рассказала о многих событиях, предшествовавших трамповскому поздравительно-принудительному звонку, что, по всей вероятности, даст повод конгрессменам инициировать новые допросы и повестки.

В частности, она рассказала не только о том, что Джулиани взял на себя ряд функций в украинско-американских отношениях, которые, согласно протоколу, могут исполнять исключительно сотрудники Госдепартамента, но и о весьма интересной встрече, которая состоялась 10 июля в Белом доме. Она на ней присутствовала, сопровождая Джо Болтона, вместе с которым с американской стороны присутствовали посол США в ЕС Гордон Сондленд, министр энергетики Рик Перри и тогда еще спецпредставитель США по Украине Курт Волкер. С украинской стороны на ней присутствовали, как предполагают журналисты «Голоса Америки», тогдашний секретарь СНБОУ Александр Данилюк и и. о. главы СБУ Иван Баканов, которые и стали объектом влияния со стороны в первую очередь весьма раздраженного в тот момент Сондленда, заявившего им, что дата встречи украинского и американского президентов будет зависеть от выполнения Украиной обещаний, данных ему и руководителю администрации Белого дома Мику Малвейни.

По словам присутствовавших на допросе Хилл источников американских СМИ, она рассказала, что в этот момент Болтон прервал встречу, «хлопнув дверью», но попросил ее пойти на вторую часть «рандеву», благодаря чему она услышала уже как Сондленд прямым текстом «натравливает» украинских высокопоставленных силовиков на «Бурисму» и Хантера Байдена. Услышав об этом, Болтон якобы отправил ее писать жалобу в юрдепартамент Белого дома, что она и сделала. Так что вскорости к уже имеющимся рапортам о скандальном звонке может присоединиться еще один важный документ (если, конечно, она не окажется тем самым таинственным информатором, которого как бы решили спрятать «на виду»).

Мик Малвейни — и. о. руководителя администрации Белого дома. Долгое время его роль в «Украинагейте» была не особо заметной, хотя, по словам Хилл, Джо Болтон часто возмущался неким планом действий по Украине, который продвигали Джулиани и Малвейни, что предполагает весьма значительную роль последнего. Но с появлением данных о новых показаниях в Конгрессе количество вопросов к нему увеличивалось. Например, судя по показаниям высокопоставленного американского дипломата Джорджа Кента, именно Малвейни был инициатором создания спецгруппы по отношениям с Украиной в составе Сондленда, Перри и Волкера (то есть всех, кроме Болтона, участников вышеупомянутой встречи с американской стороны), которые сами себя назвали «трое амигос» и действовали в обход официальных протоколов и Госдепартамента США.

17 октября Малвейни заявил на брифинге, что американская военная помощь Украине приостанавливалась, в том числе и для того, чтобы «узнать, сотрудничают или нет они (власти Украины) по расследованию, которое ведет минюст США», и подтвердил, что «услуга за услугу» является вполне приемлемой для трамповской администрации практикой. СМИ, как уже сообщала «ДС», восприняли это как подтверждение американского давления на Украину (чего бы оно ни касалось — дела Байденов или пресловутого «сервера демократов», который якобы находится в нашей стране) и появившееся позже (говорят, после устроенной Трампом «головомойки») второе заявление Малвейни, что его не так поняли, и помощь на самом деле приостановили, чтобы ее не разворовали украинские коррупционеры и чтобы стимулировать Европу нам помогать больше, погасить новую волну скандала не смогло. Теперь журналисты делают ставки, насколько быстро Конгресс пришлет Малвейни повестку на допрос.

Гордон Сондленд — представитель США в ЕС, но называвший себя ответственным и за Украину в разговоре с Фионой Хилл. Фигурирует в «Украинагейте» с первых дней, ведь, судя по спровоцировавшей скандал жалобе американского разведчика, вместе с Куртом Волкером приезжал в Украину сразу после телефонного звонка Трампа Зеленскому и советовал последнему, как реагировать на просьбы заокеанского коллеги. Позже СМИ писали, что Сондленд активно работал с помощником президента Украины Андреем Ермаком над текстом заявления о том, что наши правоохранительные органы расследуют дело против Байденов и о вмешательстве украинских политиков в президентские выборы 2016 г. на стороне демократов. Якобы от этого заявления зависела дата и вообще возможность встречи Зеленского с Трампом.

Рик Перри — почти бывший министр энергетики США (занял пост 2 марта 2017 г., а 18 октября 2019-го пресс-секретарь Белого дома Стефани Гришем подтвердила, что он уходит в отставку в конце года). Является одним из трех «амигос» по Украине и, возможно, будет «назначен» виновником «Украинагейта», так как именно его могут назвать инициатором скандального трамповского звонка Зеленскому. Вот только к главной теме скандала — давлению Белого дома на Банковую по делу «Бурисмы» — Перри могут и не привязать. Вполне вероятно, что он говорит правду, утверждая, что этим вопросом не занимался и делами Байденов не интересовался. В то же время Перри советовал Зеленскому изменить состав совета директоров «Нафтогаза України». Так что вполне возможно, что у главы американского минэнерго действительно не было времени на Байденов — на украинском направлении у него хватало своих забот, которые тоже могут стать предметом интереса расследователей из Конгресса: повестку на предоставление интересующих парламентариев документов он уже получил, но проигнорировал. Возможно, после окончательной отставки он станет более откровенен перед конгрессменами, как, например, третий «амигос», хорошо нам известный

Курт Волкер — бывший спецпредставитель США по Украине. Его причастность к давлению на Зеленского для многих у нас стала шоком, вторым шоком стало его наличие в группе «амигос», то есть тех, кому Трамп доверил проводить свою тайную — в обход даже Госдепартамента, но под руководством Джулиани — политику в Украине. Хотя есть основания полагать, что он более, чем Сондленд, был недоволен тем, к каким действиям в отношении Украины его и других «амигос» склонял Джулиани. Подтверждением этому может служить то, что он не стал уклоняться от приглашения конгрессменов, а сразу же подал в отставку и явился на зов, да еще и с той самой перепиской американских чиновников с Андреем Ермаком на тему возможного заявления Зеленского об украинском расследовании дела сына Байдена. На словах он добавил довольно много интересного. Например, обвинив Джулиани в «распространении и усилении негатива об Украине». Стоит, правда, отметить: в получении от Белого дома директив на неправомерные действия Волкер в Конгрессе не сознался.

Джордж Кент — заместитель помощника госсекретаря в Европейском и Евразийском бюро в Государственном департаменте США, курирующий политику в отношении Украины, Молдовы, Беларуси, Грузии, Армении и Азербайджана (так о нем написано на официальном сайте Госдепаратамента), который недавно был заместителем посла США в Украине. Весной нынешнего года, судя по документам, переданным в Конгресс генеральным инспектором Госдепартамента, пытался защитить Мари Йованович от внутренней клеветнической кампании против нее. Рассказал конгрессменам не только о группе «амигос», но и о том, что сотрудников Госдепартамента уведомили: именно на эту троицу ложится ответственность за политику США в отношении Украины. И, согласно пересказу свидетельств Кента конгрессменом Джеральдом Коннолли, ни госсекретарь Помпео, ни другие дипломаты, обычно формировавшие американскую политику относительно Украины, не должны были в ней участвовать. Кент также заявил в Конгрессе о том, что высказывал ранее свои опасениях относительно того, что «теневая, параллельная роль» Джулиани, который, как говорилось выше, «курировал кураторов» Волкера, Сондленда и Перри, «подорвала 28 лет американских усилий по содействию верховенству права в Украине». Но в ответ на это получил приказание «сидеть тихо». Стоит отметить, что в показаниях Кента досталось и Джо Байдену: дипломат рассказал, что еще в 2015 г. обратил внимание офиса вице-президента на возможный конфликт интересов из-за вхождения Хантера Байдена в совет директоров «Бурисмы», но помощник Джо Байдена ответил, что «от рака умирал другой сын Байдена, и семья не имела возможностей для решения проблем».

Майкл Маккинли — бывший помощник госсекретаря США. 16 октября, давая показания в Конгрессе, заявил, что отставка, в которую он попросился за неделю до допроса, связана в том числе и с несогласием относительно политики, которую Белый дом проводит в отношении Украины (хотя наша страна не находилась в поле профессиональных интересов бывшего американского посла в Афганистане и Бразилии). В частности, он рассказал, что после телефонного обсуждения Трампом и Зеленским бывшего посла США в Украине, обратился к Помпео с просьбой выступить в поддержку Мари Йованович, которая, по его мнению, заслужила этого своей многолетней работой в Госдепе. Однако госсекретарь на просьбы своего уже бывшего помощника не отреагировал. Также Маккинли заявил на слушаниях: он «был обеспокоен» тем, что правительство его страны обращалось за получением компромата на политических оппонентах к правительствам других стран (как будто в июне нынешнего года Трамп не заявлял, что готов к таким поступкам).

Уильям Тейлор — временный поверенный по делам США в Украине, сменивший Мари Йованович (говорят, что очень неохотно, так как не хотел работать «под Джулиани»). Давал показания Конгрессу 22 октября, хотя изначально планировалось на 18 октября. Ранее высказывался категорически против увязывания американской военной помощи Украине с расследованием в отношении Джо и Хантера Байденов, называя это «кошмарным сценарием», и даже грозился уйти в отставку. Это стало известно из «вскрытой» Волкером переписки Тейлора и Сондленда. Из нее же известно, что приостановку Трампом помощи Украине он называл сигналом, который понравится России.

Мари Йованович — бывший посол США в Украине, отозванная якобы за то, что не соглашалась стать посредником между людьми Джулиани и украинской властью. О ее показаниях в Конгрессе известно, что в них есть обвинение Дональда Трампа в давлении на Госдепартамент с целью ее увольнения. Также она заявила, что никогда не пыталась каким-либо образом влиять на любые расследования дел о коррупции в Украине, никогда не встречалась с Хантером Байденом и никогда не говорила о нем или «Бурисме» с его отцом, с которым встречалась несколько раз «в течение многих лет его работы в правительстве». Также она рассказала о трех контактах с Джулиани, которые «не связаны с обсуждаемыми событиями». Часть заявления, касающегося личного адвоката Трампа, она завершает следующими словами: «Я не знаю мотивов Джулиани для обвинений в мой адрес, но могу поверить, что люди, которые в прессе назывались партнерами Джулиани, могли иметь личные финансовые амбиции, заблокированные нашей антикоррупционной политикой на Украине».

Сурия Джаянти — сотрудница американского посольства в Киеве, которая осенью прошлого года поставила в известность Джорджа Кента о возможной кампании по дискредитации Мари Йованович. То есть все начиналось намного раньше: не 23 мая, когда были назначены «амигос», не в день инаугурации или даже избрания Зеленского. Да и встречи Луценко с Джулиани в последние месяцы каденции Порошенко, получается, были не стартом, а продолжением процесса.

Филип Рикер — советник госсекретаря по Европе и Евразии. Хоть его и называли «ответственным за Украину» в Госдепартаменте, но за полгода пребывания в данной должности он никак особо у нас себя не проявил (вполне возможно, из-за делегирования украинских дел тройке «амигос»), чаще упоминаясь в СМИ по балканским поводам. Но, по всей видимости, работал и с Куртом Волкером, вместе с которым в феврале нынешнего года (то есть до своего мартовского назначения) посещал Одессу, вот и стал интересен парламентариям не только в силу своей должности.

Кэтрин Уилбаргер — советник министра обороны по вопросам международной безопасности. В ее компетенцию, судя по заявлениям в прессе, входят в числе прочего Черноморский регион и Восточная Европа. Вполне вероятно, что от нее американские парламентарии хотят услышать о «пентагоновских аспектах» трамповского «попридержания» военной помощи Украине.

Александр Виндман — руководитель отдела по европейским делам в Национальном совете безопасности. По поводу Украины упоминается только как член возглавляемой Риком Перри американской делегации на инаугурации Владимира Зеленского. Вполне возможно, что должен был играть в украинско-американских отношениях более видную роль, но был оттеснен «амигосами» с Джулиани, о чем и поведает в Конгрессе.

Тимоти Моррисон — ведущий советник по России в Совете национальной безопасности США, преемник Фионы Хилл, но более специализирующийся на вопросах оружия массового поражения. О чем у него хотят спросить конгрессмены, неизвестно. Но не исключено, что и о делах с Трампа с Путиным, ведь Моррисон мог сопровождать американского президента на встрече с российским во время саммита «Большой двадцатки» в Осаке.

Приглашения (а в случае их игнорирования — повестку) в Конгресс также могут получить еще ряд американских бывших или действующих чиновников, у которых парламентарии уже попросили (с разной степенью успешности) о предоставлении документов, касающихся «Украинагейта»:

Марк Эспер — министр обороны США, чьи помощники заявили, что пока не могут выполнить требования повестки о предоставлении документов по правовым причинам. А интересуют парламентариев файлы, касающиеся приостановления Трампом военной помощи Украине

Рассел Воут — директор бюджетного офиса Белого дома, чьи сотрудники также отказались предоставить на Капитолий документы на ту же тему.

Ульрих Брехбул — юрисконсульт Госдепартамента. О чем у него хотят узнать парламентарии, которые не только требовали предоставить до 17 октября некие документы, но и безуспешно приглашали Брехбула к себе неделей ранее, не сообщается. Можно предположить, что у приводящего к присяге американских послов чиновника есть что сказать об экстренной замене американского представителя в Украине.

Джон Дауд — бывший адвокат Трампа, защищавший его от расследования Роберта Мюллера. После завершения этого расследования ушел в отставку и оказался ныне адвокатом Льва Парнаса и Игоря Фрумана, которые в контексте «Украинагейта» проходят то ли как проводники схем Джулиани в Украине, то ли, со слов Игоря Коломойского, как жулики, с помощью совместных фотографий с Джулиани и Трампом «выдуривающие» средства у доверчивых инвесторов, то ли как проводники интересов некоего российского бизнесмена, пожелавшего вложиться в американский «конопляный» бизнес (но это тема для другого большого исследования).

Также парламентариям, скорее всего, будет интересно поговорить и с такими представителями американского истеблишмента:

Уильям Барр — министр юстиции и генеральный прокурор США, который упоминался в скандальном телефонном разговоре, как возможный «собеседник» украинских правоохранителей — потенциальных расследователей дела Хантера Байдена и «Бурисмы» (ни о деле, ни о контактах Бара с украинскими коллегами по нему пока не известно).

Патрик Чипполоне — юридический консультант Белого дома, к которому должна была попасть жалоба Фионы Хилл. И конгрессменам, вероятно, будет интересно узнать о причинах отсутствия адекватной реакции на нее. Точно так же, как их интересовало отсутствие такой реакции на спровоцировавшую скандал жалобу до сих пор не названного разведчика, о чем они спрашивали (а может еще не один раз спросят) у таких высокопоставленных представителей американского разведсообщества, как

Джозеф Магуайр — и. о. директора Национальной разведки, который не направил своевременно жалобу информатора о телефонном звонке Трампа Зеленскому в Конгресс, а направил ее в минюст, возглавляемый одним из фигурантов разговора — Уильямом Баром. Хотя потом, уже «на ковре» у парламентариев, признал беспрецедентность документа, добавив, что ему неизвестна какая-либо другая подобная жалоба в американской истории, «затрагивающая такие сложные и деликатные вопросы».

Майкл Аткинсон — генеральный инспектор разведки США, который и убедил Джозефа Магуайра в «беспрецендентности» жалобы и необходимости ознакомить с ней парламентариев.

Руслан ВЕСЕЛ, Деловая столица

Продолжение темы: ВИД НА КИЕВ ИЗ ВАШИНГТОНА. КТО ЕСТЬ КТО В УКРАИНОГЕЙТЕ


Комментарии

Нет комментариев
Контрольный код:
 
введите, пожалуйста, буквы, которое вы видите слева
Ваше имя: *
Ваш e-mail:
Комментарий: *

© 2005—2019 Информационное агентство «Контекст-Причерноморье»
Свидетельство Госкомитета информационной политики, телевидения и радиовещания Украины №119 от 7.12.2004 г.
Использование любых материалов сайта возможно только со ссылкой на информационное агентство «Контекст-Причерноморье»
© 2005—2019 S&A design team / 0.012
Перейти на полную версию сайта