ИА «Контекст Причерноморье»
Одесса  >  Актуальные темы  >  Мнения
Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?
13:58 / 13.02.2015
С. Гриневецкий

Размышления о принятом Верховной Радой Украины Законе, предоставляющем командирам (начальникам) право применять оружие в отношении военнослужащих
5 февраля был принят Закон (№1762) о внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно повышения ответственности военнослужащих, предоставления командирам дополнительных прав и возложения на них обязанностей в особый период (авторы законодательной инициативы — народные депутаты Украины С. Пашинский, А. Тетерук, Ю. Береза).
Давайте попробуем вместе проанализировать этот законодательный акт и попытаться разобраться в том, что же, на самом деле, стоит за его принятием.

1. Чрезвычайные полномочия, о которых говорится в Законе (речь идет, прежде всего, о праве командиров применять оружие в отношении своих военнослужащих), в данном случае предоставляются командирам и военачальникам в условиях, когда формально войны нет, военное положение не введено, а осуществляется Антитеррористическая операция.

2. Предлагаемые Законом меры, конечно же, надо рассматривать в комплексе с другими, которые уже применяются или предлагаются.

Эти меры — двоякого плана, так сказать, проверенная «политика кнута и пряника». С одной стороны — формирование «для предотвращения дезертирства павших духом украинских военнослужащих», так называемых «заградительных отрядов из состава добровольческих батальонов» (для интересующихся можно обратиться к Приказу №038-ог от 25 января 2015 г. первого заместителя руководителя Антитеррористического центра СБУ генерал-лейтенанта Сергея Попко). С другой — внесенный на рассмотрение Верховной Рады законопроект о возможности «откупиться» от мобилизации за 300 тыс. гривен. Семье погибшего в боях предполагается выплачивать 609 тыс. гривен.

В Рекомендациях Комитетских слушаний «Пути повышения мотивации граждан к участию к прохождению ими военной службы в составе подразделений, принимающих участие в антитеррористической операции на Востоке Украины», проведенных 30 января т. г. парламентским Комитетом по вопросам национальной безопасности и обороны, читаем: «Рекомендовать создание законодательных оснований для освобождения от призыва по мобилизации лиц, которые внесли денежные вклады в государственный бюджет на обороноспособность государства». Там же находим обещания выплачивать военнослужащим по 1 тыс. гривень за каждый день участия в боевых действиях, а также платить отдельно за каждый подбитый танк, сбитый летательный аппарат и т.д, что некоторые циничные остряки назвали «гонораром».

Что же, прежде всего, явилось причиной проведения слушаний в профильном комитете?

3. Совершенно понятно, что то обстоятельство, что пришлось принимать специальный, очень жесткий закон для предотвращения дезертирства, говорит о том, что речь идет не о единичных фактах. И действительно — о случаях дезертирства, массовом уклонении от мобилизации все чаще сообщают средства массовой информации, в том числе со ссылкой на официальных лиц. Так, по данным Генеральной прокуратуры Украины заведены десятки тысяч уголовных дел. И сегодня это уже не секрет.

Добавим к этому набирающее размах движение солдатских матерей и жен.

Все эти обстоятельства и вывели в первоочередные проблему мотивации участия наших граждан в службе в армии, особенно в условиях т.н. АТО .

4. Что показало принятие этого Закона? Прежде всего, беспочвенность бравурных заявлений высших должностных лиц о «небывалом подъеме патриотизма» и «демонстрации единства украинского общества».

О каком «всплеске патриотические чувств» можно говорить, если тысячи людей (и прежде всего, как показывает статистка, из западных областей Украины), чтобы избежать мобилизации, выезжают в другие страны, в том числе в Россию?

Как ни парадоксально для многих власть предержащих, Юг Украины, в частности наша Одесса, проявили гораздо больший патриотизм и принципиальность своих истинно украинских позиций, нежели «запад».

Здесь уместно будет напомнить о том, как в свое время руководители страны, приняв решение о переводе ведущего учебного заведения Сухопутных войск Украины, воспитавшего сотни настоящих кадровых офицеров и патриотов — Одесского института Сухопутных войск — из нашего города во Львов (на базу Львовского военного института Национального университета «Львовская политехника»), твердили о том, что именно там, на Западной Украине, растут и крепнут настоящие патриоты! Тем самым, как бы давая понять, что Одесский регион они Украиной не считают...

5. Что касается самого Закона, то его содержание вызывает ряд немаловажных вопросов, как например:

- О каких командирах/начальниках идет речь?

- Стрелять самому или «поручать подчиненным»?

- О формировании «заградительных рядов» «из состава добровольческих батальонов».

Формулировки упомянутого закона также поражают своей, мягко говоря, парадоксальностью и размытостью (совершенно не допустимой для законодательного акта), эдакий эффект «фигового листка». Так, например, предлагается применять оружие, «не причиняя смерти военнослужащему» или применять «меры физического воздействия», но «без вреда здоровью нарушителя»... Что имели в виду авторы закона, говоря о физическом воздействии без причинения вреда здоровью? Подергать нарушителя за ухо? Дать ему затрещину? А может как культовый герой Евгения Леонова из кинофильма «Джентльмены удачи» — просто погрозить пальчиком: «Ну ты, это, не безобразничай! В угол поставлю!», а потом, вспомнив о своем грозном образе, разразиться тирадой: «Точно, канай! И пусть канает отсюда, а то я ему рога поотшибаю, пасть порву, моргалы выколю! Всю жизнь работать на лекарства будешь, сарделька, сосиска, редиска, Навуходоносор, петух гамбургский!»... Увы, как писал Михаил Юрьевич Лермонтов, «всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно...»

Каковы же выводы?

Как политик и гражданин своей страны, считаю, что в сложившейся обстановке, когда количество погибших в боях и «пропавших без вести» исчисляется тысячами, а раненых — десятками тысяч, когда в обществе стремительно нарастают антивоенные настроения, — трудно было придумать что-то более неразумное и неприемлемое для «повышения мотивации к военной службе», чем предоставление командирам права стрелять в своих солдат. Если украинские власти действительно стремятся к мирному урегулированию, к успокоению в обществе, то уж во всяком случае предоставление командирам такого права этому не будет способствовать. Применение Закона, функционирование «заградотрядов» еще больше расколет наше, и без того далеко не сплоченное, общество.

Думаю также, что есть основания говорить и о стремлении прикрыть упомянутым законом бездарность генералитета, высоких государственных чиновников, по вине которых стали возможными Иловайская трагедия, сотни, если не тысячи погибших — неизвестно, во имя чего — в Донецком аэропорту, то, что сейчас происходит в районе Дебальцево, как-то оправдать их непрофессиональные действия и ошибочные политические решения.

По моему мнению, приняв такой закон, украинский парламент унизил себя, нанес серьезный морально-политический урон украинскому государству. И было бы правильным, если бы Президент Украины отклонил его.

А главное, надо немедленно прекратить кровопролитие, истребление своего народа, разрушение городов и сел, предприятий, систем жизнеобеспечения, прекратить раздувание милитаристского психоза, искать пути мирного урегулирования трагической ситуации, последствия которой нам придется преодолевать не одно десятилетие.

О возможных путях выхода из этой ситуации я писал в предыдущих материалах.

Сергей Гриневецкий


Комментарии

Нет комментариев
Контрольный код:
 
введите, пожалуйста, буквы, которое вы видите слева
Ваше имя: *
Ваш e-mail:
Комментарий: *

© 2005—2020 Информационное агентство «Контекст-Причерноморье»
Свидетельство Госкомитета информационной политики, телевидения и радиовещания Украины №119 от 7.12.2004 г.
Использование любых материалов сайта возможно только со ссылкой на информационное агентство «Контекст-Причерноморье»
© 2005—2020 S&A design team / 0.060
Перейти на полную версию сайта