ИА «Контекст Причерноморье»
Одесса  >  Мониторинги
Пенсионеры Украины — «лишние» для государства люди?
06.04.2021 / Газета: Вечерняя Одесса / № 38(11028) / Тираж: 10407

В последнее время информационное пространство страны сотрясают противоречивые заявления политиков и высших должностных лиц государства о судьбе отечественной пенсионной системы.

То премьер-министр Денис Шмыгаль заявляет, что через пятнадцать лет платить пенсии будет нечем. То вдруг министр социальной политики Марина Лазебная утверждает, что разработала систему, при которой пенсионные выплаты вырастут в 1,5—3 раза. При этом практически одновременно с заявлением министра Кабмин принимает концепцию экономической безопасности страны до 2030 года, где нынешняя пенсионная система числится, наряду с выводом средств в оффшоры, одной из главных угроз.

Своей точкой зрения на происходящее делится народный депутат Украины, член фракции «Оппозиционная платформа — За жизнь» и глава Одесской городской организации этой партии Николай Скорик.

— Николай Леонидович, в стране более 11 миллионов пенсионеров, и всех волнует один вопрос: что будет с пенсионным обеспечением? Произойдет ли рост выплат или вскоре их не станет вовсе? Как трактовать противоречивость в заявлениях министров? И на что рассчитывать тем, кому сейчас 40—50 лет? Будут ли у них пенсии?

— Давайте разбираться по порядку. Стабильность выплат пенсий целиком и полностью зависит от стабильной экономической ситуации в стране. Рост выплат — от наличия экономического роста. Это — база, которая позволяет либо удерживать доходы населения на стабильном уровне, либо, что лучше, — наращивать их. Ведь от этих доходов идут и пенсионные отчисления. Естественно, если экономика падает и вместе с ней доходы работающих, то Пенсионный фонд не получает достаточных средств для выплаты пенсий, их индексации в соответствии с инфляцией. И уж тем более не может обеспечить их ощутимого роста, который предполагает уровень обеспечения выше черты бедности, за которой ныне живут миллионы пожилых людей.

Нынешняя украинская экономическая модель ведет к банкротству страны. Наш государственный бюджет наполняется не за счет отчислений от экономической деятельности, а, прежде всего, за счет государственных заимствований. Внешних и внутренних. Расчеты по ним съедают уже почти всю социалку, включая перспективу роста пенсий. Только в текущем году мы заплатим по долгам почти 450 миллиардов гривень.

Этих средств хватило бы, чтобы пенсионеры могли получать выплаты вдвое больше нынешних. Для этого нужно было бы проявить политическую волю и полностью реструктуризировать наши долги. Как это сделали десятки стран, ссылаясь в качестве форс-мажора на пандемию коронавируса и карантинные мероприятия. Единственной страной в мире, которая отказалась от такой практики облегчения долговой ноши, стала Украина. А ведь деньги, выплаченные пенсионерам, могли бы не только исполнить социальную функцию и облегчить жизнь старикам. Они бы дали мощнейший импульс для развития внутреннего производства: пищевой и легкой промышленности, фармацевтической отрасли, сельскому хозяйству. В этих сегментах выросли бы доходы владельцев и зарплаты сотрудников, что повлекло бы за собой увеличение пенсионных отчислений и создание базы для роста пенсионных выплат. Не говоря уже о росте числа рабочих мест.

Но боюсь, что такая элементарная экономическая арифметика не по «зубам» турбоэкономистам из «Слуги народа». Потому имеем госбюджет, банкротство которого пока прикрывает растущая долговая пирамида. И перспективу банкротства Пенсионного фонда, платежеспособность которого почти наполовину покрывается за счет дотаций из госбюджета. Однако как только заемщики перестанут покрывать фактический дефицит госбюджета своими кредитами, придется отказаться и от покрытия дефицита ПФ за его счет. И тогда пенсионная система рухнет. Потому как собственных средств у ПФ только на половину тех пенсий, которые ныне платятся. А поскольку долговая политика страны предполагает исключительно рост займов и гарантированные выплаты по ним, то очень скоро те 200 млрд. гривен, которые ныне направляются из бюджета в Пенсионный фонд, будут перенаправлены на выплату внешних долгов.

Собственно, такой подход к перенастройке структуры госбюджета лоббирует МВФ, требуя в качестве условия выделения кредитов уменьшение социальной нагрузки на госбюджет. Естественно, и дотаций ПФ. Только в текущем году правительство, по требованию Фонда, должно уменьшить социальную составляющую бюджета на 50—70 млрд. гривен. Естественно, что сэкономленные средства должны быть перенаправлены на обеспечение будущих выплат по долгам МВФ и прочим международным кредиторам. Если Президент, Рада и Кабмин дадут свое согласие на реализацию такого подхода, то о каком росте пенсий можно будет говорить?

— То есть Денис Шмыгаль был прав, когда спрогнозировал, что через пятнадцать лет оплачивать пенсии будет нечем?

— При нынешнем экономическом курсе — безусловно. Что при Порошенко, что при Зеленском власть варварски «проедает» экономическое будущее страны и ее населения. Включая, прежде всего, пенсионеров. Выход из ситуации, судя по их действиям, они видят в кардинальном сокращении населения. Хотя впрямую об этом публично не говорят. Возьмите, например, такую цифру роста «благополучия» украинцев, которую вывели в стратегии экономической безопасности Украины в Кабмине 10 марта. К 2030 году предполагается, что ВВП на душу населения вырастет с нынешних трех тысяч долларов до десяти тысяч. Казалось бы — замечательная цель. Однако сам рост ВВП заложен всего вдвое против нынешнего уровня. Простая арифметика пропорций показывает, что такой фокус, когда рост ВВП на душу населения существенно превышает общенациональный рост, возможен только в случае сорокапроцентного сокращения численности украинцев. То есть за десять следующих лет, власть уверена, что нас станет миллионов двадцать. Естественно, первыми под убыль «списаны» пенсионеры. Они, увы, физиологически в этом процессе наиболее уязвимы.

— Но как такое может быть?

— Приведу вам один факт, который наиболее красноречиво свидетельствует о реальных намерениях власти. Реформа Супрун. Во многом продолжительность жизни в нашей стране, особенно для пожилых людей, обусловлена качеством и доступностью медицинской помощи. Только за прошлый год было сокращено 72 тысячи медицинских работников. За январь текущего года — еще 6 тысяч. То есть темпы сокращения те же, что и год назад. Следовательно, в планах власти за два года уменьшить число медиков почти на 150 тысяч. Еще год-два такой политики, и в стране их просто не останется. Кто будет оказывать медпомощь старикам? Учитывая, что в Украине свирепствует коронавирус, который первыми «выкашивает» людей преклонного возраста, пенсионеры — главные в группе риска. Беря во внимание полное уничтожение кадрового потенциала медиков, закрытие больниц и поликлиник, нашей стране гарантирована высокая смертность. Вот так наша власть и намерена выйти на обозначенные ею показатели роста ВВП на душу населения.

— А насколько реалистично заявление министра социальной политики Марины Лазебной о росте пенсий в 1,5—3 раза? Или оно из серии турбопопулизма?

— Министр «реанимировала» давнюю идею о введении в стране так называемой накопительной пенсионной системы. Воплотить ее в жизнь пытались еще во времена президента Леонида Кучмы. Идея сама по себе неплоха, но когда она станет приносить обещанные плоды? Через 35 лет для тех, кто согласится на эту систему прямо сейчас? Ведь такой у нас ныне непрерывный стаж для выхода на пенсию. И что будет с теми отчислениями спустя такой срок? Упадут в своей покупательской способности в 20—30 раз, как это случилось с гривней с 1996 года. Так о каком росте говорит министр Лазебная? О номинальном или реальном. При этом министр, рисуя очередную маниловскую картину лучшей жизни для пенсионеров, умалчивает не только о сроках наступления фиктивного благоденствия, но и о дополнительной нагрузке по выплатам для работающих. Ведь они, кроме нынешних отчислений в ПФ, должны будут накапливать средства на своих персональных пенсионных счетах. При нынешней тотальной бедности, росте цен, тарифов и прочих текущих жизненно важных платежей, откуда взяться излишку для личных накоплений на пенсионном счету? Такую новацию можно и нужно вводить тогда, когда страна на подъеме экономического роста и доходы у всех растут. А не тогда, когда они стремительно падают и проедаются каждодневными нуждами работающих.

— Глава правительства Денис Шмыгаль в качестве гарантий сохранения и приумножения средств в накопительной пенсионной системе обещает обеспечить их высоколиквидными вложениями со стороны государства. Правда, никак не конкретизируя, о чем речь. Вы видите такие возможности у государства?

— Возможности такие есть. И если бы Кабмин всерьез относился к своим обещаниям, то вместо окончательной распродажи экономически эффективной государственной собственности, позволил бы ПФ стать акционером наиболее прибыльных. Вот в Норвегии тамошние пенсионные фонды являются крупнейшими инвесторами и акционерами нефтяных и газовых компаний. За счет прибылей последних пенсионеры имеют не только гарантированные высокие пенсии, но и их постоянный рост. Вы можете подобное представить в Украине? Чтобы ПФ стал акционером «Нафтогаза» или «Укргаздобычи»? Когда такое случится, то я первый буду пропагандировать пенсионные отчисления в пользу ПФ и частных фондов. Тот же «Нафтогаз» за прошлый год умудрился вывести из страны 300 млрд. гривен дохода. Если бы эти средства по норвежской формуле пошли нашему ПФ, то каждый пенсионер получил бы ежемесячно 2500 гривен добавки к своей пенсии. Но вы видите хоть какой-то намек, что Президент, его партия и правительство сделали движение в этом направлении? Даже не смешно, а грустно. Вот когда премьер, министр социальной политики под свои обещания будут показывать схемы их реализации, подобные описанной, я всерьез поверю, что власть готова обеспечивать реальный рост пенсий. А пока всё ограничивается 50—100 гривнями доплат, которые полностью съедаются ростом потребительских цен в 30—40% за полгода-год, о какой реальной поддержке пожилых людей можно говорить?

— Хорошо, а как вы видите возможность кардинальных перемен в участи пенсионеров? Возможны ли они в принципе?

— Первое: отказаться от политики решения бюджетных проблем за счет займов. Для начала процесс нужно остановить, проведя реструктуризацию. Фактически отсрочив выплаты на пять—десять лет. Второе: средства пустить на перезапуск экономики. Частично через рост пенсионных выплат, которые могли бы существенно оживить потребительский рынок и отечественного производителя, на нем работающего. Третье: начать предметную политику вложения пенсионных средств в высоколиквидные отрасли и предприятия. По норвежскому типу. То есть не в финансовые пузыри. А в то, что можно «пощупать руками». В таком контексте даже растущие цены на газ и коммуналку по-другому воспринимались бы в обществе. Ведь львиная доля прибыли от них шла бы через систему пенсионных фондов в карман старшему поколению. А не в оффшоры теневых владельцев «Нафтогаза», «Укргаздобычи» и прочих, фактически приватизированных сверхприбыльных энергетических монополистов. И пока подобные шаги и действия со стороны власти не наблюдаются — при сохранении нынешнего вектора не через пятнадцать, а уже через пять—десять лет платить пенсии будет нечем. Всё «съедят» долги.

Нынешняя попытка власти в срочном порядке ввести накопительную пенсионную систему — попытка избежать ответственности за грядущее банкротство государственного Пенсионного фонда. Который «падёт» одним из первых, когда объемы выплат по займам превысят все возможности государственного бюджета. При нынешних темпах роста долговой пирамиды это может случиться в ближайшие пять лет. Если, конечно, к власти не придет команда «Оппоплатформы», которая перенастроит экономический механизм страны на рост доходов и создание имущественных гарантий для пенсионных выплат.

Автор: Беседовал Валерий Викторов.


© 2005—2021 Информационное агентство «Контекст-Причерноморье»
Свидетельство Госкомитета информационной политики, телевидения и радиовещания Украины №119 от 7.12.2004 г.
Использование любых материалов сайта возможно только со ссылкой на информационное агентство «Контекст-Причерноморье»
© 2005—2021 S&A design team / 0.013
Перейти на полную версию сайта