ИА «Контекст Причерноморье»
Одесса  >  Мониторинги
Спасать отправивших себя на смерть
06.04.2021 / Газета: Вечерняя Одесса / № 38(11028) / Тираж: 10407

Международная антинаркотическая ассоциация (МАА), занимающаяся реабилитацией зависимых, ведет свою историю с 2004 года. В организацию входят Молдова, Грузия, Казахстан, Азербайджан. Отделения МАА созданы также во всех областных центрах Украины. Координатором по Одесской области является Станислав Назаренко.

— Проблемы нарко- и алкогольной зависимости менее актуальными в мире не становятся, в разных государствах ищут пути помощи тем, кто хочет побороть негативные последствия алко- или наркозависимости,— говорит Станислав. — Сегодня известны случаи, когда дети начинают употреблять наркотики в 9—13 лет. В Украине количество наркозависимых оценивается в миллион человек. Можно говорить о пандемии наркозависимости. Поэтому мы стараемся координировать усилия и обмениваться опытом с зарубежными партнерами. Используемая нами система реабилитации была разработана в 1984 году американскими психологами из университета Род-Айленда. Она ориентирована на поведенческие изменения, которые позволяют человеку стать полноправным членом общества.

По направлению врача-нарколога или по своей собственной инициативе зависимый попадает в центр, где все начинается с физической адаптации, — с помощью медиков он проходит курс детоксикации. Его проводят либо на дому, либо в условиях клиники. Окончательное решение принимает врач в зависимости от состояния человека — многим пациентам проводить детоксикацию в домашних условиях очень опасно.

— После детоксикации ваши подопечные переходят на этап выздоровления. Тем самым вы подчеркиваете, что вылечиться от зависимости нельзя?

— Да. Мы считаем, что вылечить зависимость нельзя. Человек может только взять ее под контроль, чтобы выработать пожизненную ремиссию, не мешающую ему уверенно чувствовать себя в обществе, строить семью и профессиональную карьеру. На этом этапе очень важна психокоррекция личности, которую также проходят наши подопечные. С ними работают психологи, психотерапевты, реабилитологи, тренеры личностного роста. С каждым — те специалисты, в чьей помощи человек нуждается. Потому что у некоторых наших подопечных были попытки суицида, кто-то пребывает в сильном посттравматическом стрессе. Психологические последствия этих событий надо снимать, иначе взять зависимость под контроль им будет гораздо сложнее. Наши подопечные проходят как индивидуальную, так и групповую психокоррекцию. В результате для каждого определяется индивидуальный план выздоровления.

— Если человек срывается, вы даете ему второй шанс?

— Конечно. А как иначе? На определенном этапе жизни зависимость может оказаться сильнее. Но если человек сделал выводы и все-таки хочет ее побороть, мы, конечно, придем ему на помощь. Точно так же наши бывшие подопечные всегда могут рассчитывать на помощь и поддержку. В каких-то ситуациях только у нас они вправе рассчитывать на полное взаимопонимание. Это чрезвычайно важно.

— После физической и психологической реабилитации вы предоставляете своим подопечным возможность найти себя в социуме, для них начинается этап социализации…

— На этом этапе наши подопечные становятся волонтерами, начинают помогать другим зависимым. Благодаря этому какие-то свои проблемы они начинают видеть по-другому, ощущают ответственность за своих подопечных. Кто-то, побыв волонтером, решает получить профессию психолога или социального работника. В этом стремлении мы людям тоже помогаем.

— Вы работаете с теми, кто находится на заместительной терапии метадоном?

— Мы не приветствуем заместительную терапию. Нельзя бороться с зависимостью, предлагая вместо одного наркотического средства другое. Тем более, когда речь идет о фармацевтическом препарате с высокой степенью очистки действующего вещества, которое обеспечивает очень высокую степень привыкания.

Наша международная антинаркотическая ассоциация выпустила документальный фильм «Метадон». В нем врачи рассказывают о неэффективности заместительной терапии этим препаратом.

Да, властям, конечно, спокойнее, когда зависимые находятся на учете и получают необходимый им наркотик. Но ведь люди при этом наркоманами не перестают быть, все равно деградируют и умирают. Поэтому мы выступаем против заместительной терапии метадоном. Спасать тех, кто послал себя на смерть, начав принимать наркотики, этими же наркотиками нельзя.

Действительно, опыт работы многих организаций, занимающихся зависимыми людьми, свидетельствует: пока человек осознанно не признает, что у него есть серьезные проблемы, и не примет решение бороться с зависимостью, ничего в его жизни не изменится. Подтверждают это и бывшие подопечные МАА, которые сегодня помогают другим зависимым уже в качестве волонтеров.

Настя употребляла наркотики с 14 до 24 лет. Причиной стал стресс, связанный с разводом родителей. Мама уехала в Израиль, и Настя осталась без ее поддержки. Обида на жизнь была настолько велика, что девочка-подросток не смогла с ней справиться и начала вести асоциальный образ жизни.

— Мне помог отец, — говорит Настя. — Именно с ним я принимала решение пойти на реабилитацию от наркозависимости. Мощнейшей мотивацией стал и маленький ребенок. Мне хотелось, чтобы он мной гордился, а не стыдился меня. Когда-то я окончила школу парикмахеров, но из-за зависимости работать по специальности не могла. Теперь надеюсь воплотить в жизнь свою мечту работать в индустрии красоты.

Григорий в 19 лет уехал учиться и работать в Лондон. Наличие свободного времени и денег подтолкнуло к экспериментам с героином. Тогда он не отдавал себе отчета в том, что, начав принимать героин, быстро сформирует сильную зависимость от него. Пришлось переходить на заместительную терапию, на которой находился в течение 8 лет. Вернувшись в Украину, Григорий перешел на метадон. Ситуация становилась все хуже: он потерял работу, семью, друзей.

— Мне очень долго казалось, что я контролирую ситуацию, а не ситуация контролирует и ведет меня, — говорит Григорий. — Это одна из самых сильных и страшных иллюзий, в которых пребывают зависимые люди. В них как бы живут два «я». Зависимое «я» изворотливо, хитро. И оно долго перекрывает трезвое «я» в человеке, не позволяет даже задуматься о сложности ситуации, напрямую угрожающей жизни. Достучаться до моего трезвого «я» помогли врачи и психологи где-то ко второму месяцу работы со мной. Это был самый сложный для меня период. Я считал, что физическая зависимость от наркотиков — самая сложная. Но ошибся: психологическая и психическая зависимости гораздо сильнее. И без помощи специалистов справиться с ними не удается. Для этого и нужны такие организации как МАА. Сейчас основное для меня — стать хорошим отцом для своих детей, работать и никогда не возвращаться к прежней жизни.

Если то, что рассказано в этой статье, заинтересовало вас эффективными возможностями борьбы с зависимостями, обращайтесь в МАА. Координаты: 097-235-34-34, 095-235-34-34 www.anti-narkotik.com.ua.

Автор: Анна ЛАРНИКОВА


© 2005—2021 Информационное агентство «Контекст-Причерноморье»
Свидетельство Госкомитета информационной политики, телевидения и радиовещания Украины №119 от 7.12.2004 г.
Использование любых материалов сайта возможно только со ссылкой на информационное агентство «Контекст-Причерноморье»
© 2005—2021 S&A design team / 0.010
Перейти на полную версию сайта